Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня


Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня


Лучшие новости сайта

Шарлин Харрис
Счастливчик

Амалия Бродвей и я красили ногти на пальцах ног друг другу, когда мой страховой агент постучал в парадную дверь. Я выбрала Розы на Льду. Амалия выбрала Безумную Бургундию. Она закончила мои ноги, а мне оставалось накрасить еще три ногтя на ее левой ноге, когда Грег Обер прервал нас.

Амалия жила со мной в течение многих месяцев, и было отчасти хорошо иметь кого — то еще живущего рядом в моем старом доме. Амалия — ведьма из Нового Орлеана, и она оставалась со мной, потому что однажды она неудачно сотворила заклинание и не хотела, чтоб об этом узнали ее приятели — ведьмы в Big Easy. Кроме того, во время урагана Катрина, ее дом пострадал и, пока в нем не закончен ремонт, ей негде жить. Мой небольшой родной город Бон Темс был полон беженцев.

Грег Обер был у меня дома после пожара, который нанес мне большой ущерб. Насколько я знала, у меня не было никаких страховых обязательств в настоящее время. Признаюсь, мне стало любопытно, что привело его ко мне.

Амалия поглядела на Грега, нашла его песочного цвета волосы и очки без оправы неинтересными, и продолжила заниматься своими ногтями, в то время как я предложила Грегу войти.

«Грег, это — моя подруга Амалия Бродвей», — сказала я. «Амалия, это — Грег Обер».

Амалия смотрела на Грега с большим интересом. Я сказала, что Грег был ее коллегой, в некотором отношении. Мама Грега была ведьмой, и он нашел использование этого ремесла очень полезным в своей работе с клиентами. Если автомобиль был застрахован не в агентстве Грега, то через некоторое время с ним случалась авария. Я была единственной в Бон Темсе, кто знал о маленькой тайне Грега. Колдовство не было популярно в нашем набожном небольшом городе. Грег всегда вручал своим клиентам лапку кролика на удачу, чтобы они повесили ее в своем доме или новой машине.

После того, как он отказался от предложения выпить холодного чая или воды или кока-колы, Грег сел на край стула, в то время как я вернулась на свое место на одной стороне кушетки. Амалия сидела на другой стороне кушетки.

«Я чувствовал заклинание, когда подъезжал», — сказал Грег Амалии. «Очень Сильное».

Он с трудом оторвал взгляд от моей футболки. Я надела бы лифчик, если бы знала, что у нас будут гости.

Амалия попыталась выглядеть безразличной, и она, возможно, пожала бы плечами, если бы в руках у нее не было бы бутылочки лака для ногтей. Амалия, загорелая и спортивная, с короткими блестящими каштановыми волосами, своим умением колдовать она гордилась даже больше, чем своей внешностью.

«Ничего особенного», — сказала она, с неубедительной скромностью. И улыбнулась Грегу.

«Что я могу сделать для Вас сегодня, Грег?» — спросила я. Через час мне надо было идти на работу, и я должна была переодеться и причесать свои длинные волосы в неизменный «конский хвостик».

«Я нуждаюсь в Вашей помощи», — сказал он, его пристальный взгляд уставился на мое лицо.

Никаких хождений вокруг да около.

«Хорошо, как?» Если он мог быть прямолинейным, я — также.

«Чей — то саботаж моего агентства», — сказал он. Его голос внезапно стал страстным, и я поняла, что Грег был действительно близко к разорению. Он не был хорошим излучателем мыслей, как Амалия. Я могла прочитать большинство мыслей Амалии так ясно, как будто она говорила их — но я могла, конечно, прочитать его чувства и очень яркие мысли.

«Расскажите нам об этом», — сказала я, потому что Амалия не могла прочитать мысли Грега.

«О, спасибо», — сказал он, как будто я согласилась сделать кое-что. Я открыла свой рот, чтобы исправить эту идею, но он уже стремительно понесся вперед.

«На прошлой неделе я вошел в офис, чтобы найти, кое-что нужное в файлах».

«У Вас все еще работает Мардж Баркер? А кто еще у Вас работает?»

Он кивнул. Солнечный луч попал на его очки, и солнечный зайчик запрыгал по комнате. Это был октябрь, в северной Луизиане еще достаточно тепло в это время. Грег вынул белоснежный носовой платок и промокнул лоб.

«Моя жена, Кристи работает три дня в неделю до обеда. Мардж работает целый день». Кристи, жена Грега, была столь же мила, насколько Мардж была противной.

«Вы нашли, что хотели в файлах?» — спросила Амалия. Она закрутила крышку на бутылочке с лаком и поставила ее на журнальный столик.

Грег глубоко вздохнул.

«Я чувствовал в течение нескольких недель, что кто-то был в офисе ночью. Но ничего не пропало. Ничего не изменилось. Моя защита была хороша. Но два дня назад, я вошел в офис и увидел, что один из ящиков в нашем главном картотечном блоке был открыт. Конечно, мы запираем их на ночь», — сказал он. «У нас есть система регистрации, которая блокирует картотеку, когда вы поворачиваете ключ в верхнем ящике. Почти вся клиентская база находится в опасности. Но каждый день перед закрытием Мардж обходит и запирает все кабинеты. Что, если кто-то подозревает… что я делаю?»

Я могла видеть, как вздрогнул Грег и ужас волнами прошел по его телу.

«Вы спрашивали Мардж, вдруг она забыла запереть кабинет?»

«Это первое, что я сделал. Она испугалась — Вы знаете, Мардж сказала, что она точно все запирала. Моя жена работала тем днем, но она не могла вспомнить, видела ли она, что Мардж запирала кабинеты или нет. И Терри Белльфлер зашел в последнюю минуту, желая проверить снова страховку для его проклятой собаки. Он, возможно, видел, что Мардж запирала кабинеты».

Грег казался настолько раздраженным тем, что я начала защищать Терри.

«Грег, Терри не нравится, когда я пользуюсь своими способностями, Вы же знаете», — сказала я, как можно мягче.

«Он был ранен, воюя за нашу страну, и это очень сильно повлияло на него» Грег выглядел раздраженным в течение минуты. Потом он расслабился.

«Я знаю, Сьюки», — сказал он. «Он был настолько увлечен этой собакой».

«А кто это?» — спросила Амалия. Если у меня просыпается любопытство, то у Амалии твердое убеждение. Она хочет знать все обо всех. Телепатия должна была достаться ей, а не мне. Она наслаждалась бы этим, вместо того, чтобы считать это ненормальностью.

«Терри Белльфлер — кузен Энди», — сказала я.

Я знала, что Амалия встретила Энди, полицейского детектива, в Мерлотте.

«Он после закрытия убирает бар. Иногда он заменяет Сэма. Возможно, ты встречала его в баре». Амалия время от времени захаживала в бар.

«Терри воевал во Вьетнаме, был захвачен в плен. У него много шрамов, напоминающих об этом времени. История о собаках — такова: Терри любит охотиться с собаками, и он продолжает покупать себя дорогих Catahoulas, но с ними вечно случаются трагедии. У его теперешней суки были щенки. Он находится точно весь на иголках, чтобы что-нибудь не случается с нею и щенками».

«Вы говорите, что Терри немного не в себе?»

«У него бывают плохие времена», — сказала я. «Временами он бывает в порядке».

«О», — сказала Амалия, и я прям таки увидела, как над ее головой будто загорелась лампочка.

«Он — парень с длинными седеющими темно-рыжими волосами, чуть лысеющий на затылке? Со шрамами на щеке? У него большой грузовик?»

«Это — он», — сказала я.

Амалия повернулась к Грегу.

«Вы сказали, что в течение, по крайней мере, нескольких недель Вы чувствовали, что кто-то был в здании после того, как оно закрылось. Это не могла быть Ваша жена, или эта Мардж?»

«Моя жена находится рядом со мной весь вечер, если мы не должны везти детей куда-нибудь. И я не знаю, почему Мардж должна была возвратиться ночью. Она находится там в течение дня, каждый день, и часто одна. Хорошо, заклинания, которые защищают здание, кажутся мне надежными. Но я все равно продолжаю переделывать их».

«Расскажите мне о Ваших заклинаниях», — сказала Амалия, переходя к ее любимой теме.

Она и Грег говорили о заклинаниях в течение нескольких минут, в то время как я слушала, но не понимала. Я не могла даже понять их мысли.

Тогда Амалия сказала, «Что Вы хотите, Грег? Я имею в виду, почему Вы приехали к нам?»

Он фактически приехал ко мне, но было отчасти хорошо быть «нами».

Грег перевел взгляд с Амалии на меня, и сказал, — «Я хочу, чтобы Сьюки узнала, кто открыл мои файлы, и почему. Я упорно трудился, чтобы стать пользующимся спросом страховым агентом в северной Луизиане, и я не хочу потерять сейчас свой бизнес. Мой сын, собирается поступать в Rhodes в Мемфисе, и это не дешево».

«Почему Вы приехали ко мне, а не обратились в полицию?»

«Я не хочу, чтоб кто-нибудь еще узнал, кто я», — сказал он, смущенно, но решительно. «А это может произойти, если полицейские начнут изучать вещи в моем офисе. Плюс, Вы знаете, Сьюки, я получил для Вас очень хорошие выплаты по Вашей кухне».

Моя кухня была сожжена дотла поджигателем за несколько месяцев до этого. Я только что закончила ее восстанавливать.

«Грег, это — Ваша работа», — сказала я. «Я не вижу, за что мне Вас благодарить».

«Хорошо, у меня есть разные варианты действий в случаях поджога», — сказал он.

«Я мог сказать в головном офисе, что я думаю, что Вы сделали это сами».

«Вы не сделали бы этого», — сказала я спокойно, хотя я видела мысли Грега, и мне это не нравилось. Амалия, казалось, извергала пламя из ноздрей, так она была рассержена. Но я могла сказать, что Грег уже стыдился того, что он сказал.

«Нет», — сказал он, смотря вниз на руки.

«Я не смог бы. Я сожалею, что я сказал это, Сьюки. Я боюсь, что весь город узнает, что я делаю, почему люди, которых я страхую, так… удачливы. Вы можете слышать, что думают люди, что Вы можете узнать?»

«Приводите свою семью в бар на ужин сегодня вечером, дайте мне шанс послушать их», — сказала я. «Это — единственное, что Вы хотите, чтобы я узнала и попыталась исправить? Вы подозреваете, что Ваша семья могла бы быть вовлечена. Или Ваши коллеги»

Он кивал, и он выглядел несчастным.

«Я попытаюсь придти в агентство завтра, чтобы поговорить с Мардж. Я скажу, что Вы просили меня, чтоб я зашла».

«Да, я делаю звонки со своего сотового телефона иногда, прося, чтобы люди пришли», — сказал он. «Мардж поверит этому».

Амалия сказала, — «Что я могу сделать?»

«Хорошо, Вы сможете придти с нею?» — спросил Грег. «Сьюки может делать вещи, которые Вы не можете, и наоборот. Возможно между двумя из Вас…»

«Хорошо», — сказала Амалия, выдавая Грегу самую широкую и великолепную из своих улыбок. Ее папа, должно быть, заплатил немало за прекрасную белую улыбку Амалии Бродвей, ведьмы и официантки.

В этот момент появился Боб, в своем кошачьем обличии, как будто запоздало понял, что у нас был гость. Боб вскочил на стул рядом с Грегом и стал изучать его осторожно и внимательно.

Грег посмотрел пристально на Боба.

«Вы сделали кое-что, чего нельзя было делать, Амалия?»

«Нет ничего странного в Бобе», — сказала Амалия, скрывая правду. Она взяла черно-белого кота себе на руки, и ткнулась носом в его мягкий мех.

«Он — только большая кошка. Правда, Боб?» — Она была рада, что Грег не продолжил неприятный разговор. Он встал, чтобы уехать.

«Я буду благодарен, если Вы сможете что-то сделать, чтобы помочь мне», — сказал он. Внезапно в нем сработал его профессиональный интерес, и он сказал, — «Вам здесь нужна счастливая лапка кролика».

И полез в карман, чтобы вручить мне кучку поддельного меха.

«Спасибо», — сказала я, и решила повесить ее в своей спальне. Мне не помешала бы там удача.

После того, как Грег уехал, я влезла в свою рабочую одежду (черные штаны и белая футболка с надписью MERLOTTE’S, вышитой на левой груди), причесала свои длинные светлые волосы и стянула их в «конский хвостик», и уехала в бар, одев босоножки, чтобы хвастаться моим красивыми педикюром. Амалия, которая, не должна была работать этой ночью, сказала, что она могла бы пойти, и понаблюдать, что там твориться вокруг страхового агентства.

«Будь осторожна», — сказал я. «Если кто-то действительно бродит там вокруг, ты можешь нарваться на неприятности».

«Я убью их своими замечательными заклинаниями ведьмы», — сказала она, полушутя. У Амалии было очень высокое мнение относительно ее собственных способностей, которые привели к таким ошибкам как Боб. Он на самом деле был худым молодым колдуном. Проводя ночь с Амалией, Боб пал жертвой одной из ее менее успешных попыток волшебства.

«Кроме того, кто хотел бы ворваться в страховое агентство?» — сказала она быстро, увидев сомнение на моем лице.

«Это просто смешно. Я действительно хочу проверить волшебство Грега, посмотреть, не вмешался ли кто в него».

«Ты можешь сделать это?»

«Это, классическая процедура».

К моему облегчению бар был тих той ночью. Это была среда, которая никогда не славилась большим наплывом посетителей во время ужина, так как многие граждане Бон Темса ходят в церковь в среду ночью. Сэм Мерлотт, мой босс, был занят, пересчитывая пиво в складском помещении, когда я пришла. Официантки обслуживали клиентов, смешивая коктейли и разнося напитки.

Я убирала свою сумку в ящик стола Сэма, который он держит пустым для них, затем вышла, чтобы обслужить мои столы. Женщина, которую я обслужила, была эвакуирована из-за урагана Катрина, я едва ее знала, она дала мне чаевые и отбыла.

Через час пришел Грег Обер со своей семьей, поскольку он обещал. Он огляделся, и я украдкой кивнула ему на столик в моем секторе. Папа, Мама, и два подростка, ядерная семья. У жены Грега, Кристи, были средней длинны мягкие волосы как у Грега, и как Грег она носила очки. У нее было красивое тело женщины средних лет, но красавицей ее нельзя было бы назвать, ни при каких обстоятельствах, даже в молодости. Малыш Грег (именно так они его называли), был приблизительно на три дюйма выше отца, и приблизительно на тридцать фунтов тяжелее, и приблизительно на десять пунктов IQ умнее. Любитель читать книги. Как большинство девятнадцатилетних, он был довольно молчалив. Линдси, дочь, ее волосы были окрашены в пять различных оттенков, и она себя утянула одеждой, которая была на размер меньше чем нужно, чтобы казаться миниатюрнее. Она едва могла дождаться, чтоб, наконец, сбежать от родителей, на свидание к Запрещенному Другу.

В то время как я принимала их заказ на еду и напитки, я обнаружила, что: (a) у Линдси была ошибочная идея, что она похожа на Кристину Агилеру, (b) Малыш Грег думал, что он никогда не будет работать в страховом агентстве, потому что это было очень скучно, и © мысль Кристи, что у Грега могла быть другая женщина, потому что он был столь отвлечен в последнее время. Представляете, сколько мне требуется умственного напряжения, чтобы отделить то, что я считываю в головах людей от того, что они говорят вслух. По этому, на моем лице часто появляется напряженная улыбка, — улыбка, которая заставляет людей думать, что я сумасшедшая.

После того, как я принесла им их напитки, ожидая пока приготовят заказанную еду, я сосредоточилась на изучении мыслей Обера. Они оказались самыми обычными. Малыш Грег думал главным образом о своей подруге, и я узнала больше, чем мне хотелось.

Грег был только взволнован.

Кристи думала о сушилке в их прачечной, задаваясь вопросом, пришло ли время покупать новую.

Мысли большинства людей походят на эти. Кристи также думала о достоинствах Мардж Баркер (эффективность, лояльность) учитывая тот факт, что она совершенно не любила эту женщину.

Линдси думала о ее Секретном Друге. Как девочки — подростки всюду, она была убеждена, что ее родители были самыми скучными людьми во вселенной, которые просиживают часами за покером. Они ничего не понимали. Сама Линдси не понимала, почему Дастин не берет ее, чтобы познакомить со своими друзьями, и почему он не хочет показать, где живет. Никто, кроме Дастина не знал, насколько романтична она в душе, насколько захватывающий она действительно могла быть, насколько недооцененный она была.

Если бы я получала по 10 центов за каждую мысль, услышанную в мозгу подростка, я была бы так же богата как Джон Эдвард, экстрасенс.

Я услышала звонок в окне обслуживания, и я понеслась, чтобы получить заказ Обертса от нашего повара. Я загрузила свой поднос тарелками и понесла их к столу. Я должна была вытерпеть пристальный взгляд Малыша Грега, осматривающего мою фигуру, но это было естественно для парней его возраста. Я постаралась не реагировать на это. Линдси не замечала меня вообще. Она задавалась вопросом, почему Дастин был настолько скрытным днем. Разве он не должен быть в школе?

Очень хорошо. Вот мы и добрались до чего-то интересного.

Но Линдси начала думать о ее оценке D по алгебре и как она будет оправдываться, когда ее родители узнают, и она не сможет увидеть больше Дастина, если не вылезет из окна своей спальни в два часа ночи. Она очень серьезно рассматривала эту перспективу.

Линдси заставила меня загрустить и почувствовать себя старой. И очень умной. К тому времени, когда семья Обера оплатила счет и уехала, я устала от них ото всех, и моя голова была совершенно опустошена (фантастическое чувство, которое я просто не могу описать).

Я проработала на автомате оставшуюся часть ночной смены, наслаждаясь видом моих ухоженных пальцев ног и

Розой на Льду на моих ногтях, я вышла через черный ход и направилась к своей машине.

«Т-с-с-с», — раздался голос за моей спиной, когда я отпирала дверцу машины.

Вопль застрял у меня в горле, когда я стремительно повернулась, выставив руку с ключами, готовая напасть.

«Это — я», — сказала Амалия радостно.

«Черт возьми, Амалия, не подкрадывайся больше так ко мне!» — Я тяжело оперлась на автомобиль.

«Я сожалею», — сказала она, но по ее виду не видно было, чтоб она жалела о содеянном.

«Эй», — продолжила она, — «я закончила со страховым агентством. Угадай, что я там узнала!»

«Что?» — Отсутствие в моем голосе энтузиазма, казалось, очень задело Амалию.

«Ты что устала или что-то случилось?» — спросила она.

«У меня был вечер прослушивания самой типичной семьи в мире», — сказала я. «Взволнованный Грег, взволнованная Кристи, рогоносец Малыш Грег, и у Линдси есть секретная любовь».

«Я знаю», — сказала Амалия. «И какие у тебя предположения на этот счет?»

«Он мог бы быть вампиром».

«О». — Она сникла. «Ты уже знаешь?»

«Не наверняка. Но я знаю кучу другого увлекательного материала. Я знаю, что он понимает Линдси, как никто другой не понимал до этого во всей ее предыдущей недооцененной жизни, что он именно Тот Самый Единственный и она мечтает о сексе с ним».

«Хорошо, я знаю, где он живет. Давай поедим туда. Ты поведешь а я должна приготовиться к встрече с ним».

Мы сели в автомобиль Амалии. Я села на место водителя. Амалия начала возиться в ее кошельке с множеством молний и кармашков. Они были все полны волшебных снадобий: трав и другие компонентов. Крылья летучей мыши, это все что я знала из всего этого разнообразия.

«Он живет один в большом доме, перед домом стоит указатель ПРОДАЕТСЯ. Никакой мебели. На вид ему восемнадцать лет». — Амалия указала на дом, который был темным и уединенным.

«Гм». Наши глаза встретились.

«Что ты думаешь?» — спросила Амалия.

«Вампир, почти наверняка».

«Может быть. Но почему странный вампир живет в Бон Темсе? Почему другие вампиры не знают о нем?»

Это было нормально быть вампиром в сегодняшней Америке, но вампиры все еще пытались вести себя сдержанно. Они привыкли скрываться.

«Как узнать кто он? Ты можешь узнать что-нибудь?»

Хороший вопрос. Местные вампиры обязаны мне все рассказать? Вряд ли они будут это делать, хотя я притягиваю вампиров как магнит. А заодно и неприятности.

«Амалия, ты пошла, озираясь, за вампиром? Не самый умный поступок».

«Это было не так, я предполагала, что он мог быть клыком, когда я начала следить за ним. Я пошла за ним после того, как я увидела, что он ходит вокруг дома Обертса.»

«Я думаю, что он находится где-то посередине в совращении Линдси», — сказал я. «Я лучше позвоню».

«Но это имеет какое-либо отношение к бизнесу Грега?»

«Я не знаю. Где этот мальчик теперь?»

«Он у дома Линдси. Он, наконец, устроился снаружи. Я предполагаю, что он ждет, когда она выйдет».

«Дерьмо». — Я остановилась чуть дальше по улице от дома Обертса. Я со щелчком открыла мой сотовый телефон, чтобы позвонить в Fangtasia. Возможно, это не добрый знак, когда вампирский бар находится в быстром наборе на вашем мобильнике.

«Fangtasia, бар с укусом», — сказал незнакомый голос. Так же, как Бон Темс и все города вокруг были полны беженцами, так и сообщество вампиров в Шривпорте так же было переполнено.

«Это — Сьюки Стокхаус. Мне надо поговорить с Эриком, пожалуйста», — сказала я.

«О, телепат. Жаль, мисс Стокхаус. Сегодня вечером Эрик и Пэм отсутствуют».

«Возможно, Вы можете мне сообщить, не остановился ли кто-нибудь из новых вампиров в моем городке Бон Темсе?»

«Подождите, я спрошу».

После нескольких минут голос вернулся. «Клэнси говорит, что нет».

Клэнси был не последним человеком в команде Эрика, и я не была его любимицей. Заметьте, что Клэнси даже не попросил, чтобы телефонный парень узнал, почему я это интересуюсь. Я поблагодарила неизвестного вампира за его помощь и повесила трубку.

Я была озадачена. Пэм, заместитель командующего Эрика, была в некотором роде моей приятельницей, Эрик был временами чем — то большим, чем просто приятель. Так как они были недоступны, я должна была обратиться к местному вампиру, Биллу Комптону.

Я вздохнула.

«Мне придется позвонить Биллу», — сказала я, и Амалия, которая была в курсе моей истории, поняла, почему эта мысль была настолько травмирующей. Я собралась с духом и набрала номер.

«Да?» — сказал прохладный голос.

Было приятно услышать его голос. Я боялась, что ответит его новая подруга Шейла.

«Билл, это — Сьюки. Эрик и Пэм вне досягаемости, а у меня проблема».

«Что?»

Билл всегда был немногословным.

«Есть один молодой человек в городе, мы думаем, что он вампир. Ты встречал его?»

«Здесь в Бон Темсе?» — Билл явно был удивлен и рассержен.

Это был ясный ответ на мой вопрос.

«Да, и Клэнси сказал мне, что они не регистрировали новых вампиров в Бон Темсе. Я думала, что возможно ты с ним встречался?»

«Нет, и это означает, что он заботится о том, чтобы не пересекаться со мной. Где Вы?»

«Мы остановились недалеко от дома Обертса. Он интересуется его дочерью подростком».

«Я буду там очень скоро. Не приближайтесь к нему».

Как будто я не знала.

«Он думает, что я глупая —" — начала я, а у Амалии уже готово было сорваться с губ «Я просто возмущена», когда дверь водителя дернулась открываясь, и белая рука легла на мое плечо. Я пронзительно закричала, пока другая рука не зажала мой рот.

«Замолчите сейчас же», — сказал голос, который был еще холоднее, чем у Билла.

«Это вы следите за мной всю ночь?»

Тогда я поняла, что он не знает, что Амалия сидит на месте пассажира. Это было хорошо.

Так как я не могла говорить, я слегка кивнула.

«Почему?» — проворчал он. «Чего Вы хотите от меня?»

Он потряс меня, как будто вытряхивал из тряпки пыль, и я подумала, что сейчас весь мой скелет рассыплется на отдельные косточки.

И тут Амалия выпрыгнула из автомобиля и бросилась к нам, бросая содержимое своего кошелечка на его голову. Конечно, я понятия не имел, что она говорила, но эффект был потрясающим. После секундного удивления он стал на глазах превращаться в замерзшую статую. Была только одна проблема, он замерзал вместе со мной, прижатой спиной к его груди в неослабевающем захвате. Он просто сминал меня, мне казалось, что я превращаюсь в пюре. Его левая рука все еще зажимала мой рот, а его правая рука обвилась вокруг моей талии. Прощай, любознательная команда Сьюки Стокхаус — телепат и Амалия Бродвей — ведьма, это была не самая лучшая наша работа.

«Ха, здорово получилось?» — сказа Амалия.

Мне удалось чуть-чуть повернуть голову.

«Да, если б я еще могла дышать», — сказала я. Мне было жаль, что я потратила столько воздуха для дыхания на разговор.

Появился Билл, внимательно рассматривая сложившуюся ситуацию.

«Вас, как последних дур, заманили в ловушку, Сьюки», — сказал Билл. «Уточни, сколько времени ты так стоишь».

Под уличным фонарем Амалия выглядела угрюмой. Снятие заклинания не было ее сильной стороной, поняла я с некоторым беспокойством. Я не могла ничего больше сделать, как ждать, пока она пыталась снять заклинание.

«Если это не будет работать, то мне потребуется всего секунда, чтобы сломать его руку», — сказал Билл мне.

Я кивнула… хорошо, я смогла сдвинуть своею голову еще на дюйм… и это было все, что я могла сделать. Мне было трудно дышать и не хватало воздуха.

Внезапно произошло чудо! и молодой вампир отпустил меня, чтобы переключится на Билла — которого раньше здесь не было. Билл был позади него, и он захватил одну из рук молодого вампира и вывернул ее и назад. Вампир закричал, и они начали падать вперед. У меня возник вопрос, вдруг кто-нибудь вызовет полицию. Вампиры создавали слишком много шума своей борьбой для этого тихого жилого квартала да еще после часа ночи. Но, ни в одном окне не зажегся свет.

«Теперь поговорим».

Билл был абсолютно спокоен и настроен решительно, и я предполагаю, что молодой вампир знал это.

«В чем ваша проблема?» — требовательно спросил молодой вампир. Он прогладил рукой каштановые волосы, и в плохом освещении улицы сверкнули несколько алмазных гвоздиков в его носу.

«Эта женщина следила за мной. Я должен знать, кто она».

Билл посмотрел на меня вопросительно. Я кивнула головой на Амалию.

«Вы даже не смогли схватить нужную женщину», — сказал Билл. Он казался отчасти разочарованным в юном вампире. «Почему Вы здесь в Бон Темсе?»

«Убегал от Катрины,» — сказал юный вампир. «Моего создателя убил колом человек, когда у нас закончилась Настоящая Кровь в бутылках после наводнения. Я украл автомобиль на окраине Нового Орлеана, изменил номерные знаки, и выехал из города. Я достиг этого места утром. Я нашел пустой дом с табличкой ПРОДАЕТСЯ и с ванной без окон, так я оказался здесь. Я встречался с местной девочкой. Каждую ночь я беру у нее глоток крови. Она ничего до сих пор не узнала», — сказал он с насмешкой.

«Что тебе от него нужно?» — спросил меня Билл.

«Вы входили в офис ее отца ночью?» — спросила я.

«Да, несколько раз». — Он ухмылялся. «В офисе ее отца есть кушетка». Я хотела вытрясти из него все внутренности, я была уверена, что драгоценности в его носу пахнут неприятностями.

«Как давно ты стал вампиром?» — спросил Билл.

«Ах… возможно пару месяцев».

Это многое объяснило.

«Именно поэтому он не знал, что надо зарегистрироваться у Эрика. Именно поэтому он не понимает что то, что он делает, глупо и может привести его к смерти».

«Это оправдывает его глупость», — сказал Билл.

«Вы трогали файлы там?» — спросила я юного вампира, он выглядел немного ошеломленным.

«Что?»

«Вы смотрели файлы в страховом агентстве?»

«Ох, нет. Зачем мне это? Я только занимался любовью с девочкой, чтобы получить глоток крови, Вы понимаете? Я был очень осторожен, чтобы не взять слишком много. У меня нет денег, чтобы купить искусственной крови».

«О, Вы такой молчаливый». Амалия была сыта по горло этим ребенком.

«Для пользы дела, изучите кое-что о своем существовании. Сидящие на мели вампиры могут получить помощь точно так же как нуждающиеся люди. Вы идете в Красный Крест и просите немного синтетической крови, и они свободно дают ее понемногу»

«Или Вы, могли узнать кто шериф этой зоны», — сказал Билл. «Эрик никогда не откажет предоставить кровь, для удовлетворения Вашей потребности. Что, если кто-то увидел бы как Вы кусаете эту девочку? Она моложе возраста согласия, я так понимаю?»

Слишком молода для «добровольного пожертвования» крови вампиру.

«Да», — сказала я, пока Дастин хлопал ушами. «Это — Линдси, дочь Грега Обера, моего страхового агента. Он хотел, чтобы мы узнали, кто входил в его здание ночью. Он обратился к нам, чтобы попросить меня и Амалию заняться расследованием».

«Он должен сам делать грязную работу», — сказал Билл очень спокойно. Но его руки были сжаты. «Слушайте, юноша, как вас зовут?»

«Дастин». Он даже сказал Линдси свое настоящее имя.

«Хорошо, Дастин, сегодня вечером мы идем в Fangtasia, бар в Шривпорте, который Эрик Нортман использует как свой командный пункт. Он поговорит с Вами там, и решит, что дальше с Вами делать».

«Я — свободный вампир. Я иду, куда хочу».

«Только не в пределах Пятой Зоны. Вы идете к Эрику, шерифу этой зоны».

Билл увел молодого вампира в ночь, вероятно чтобы загрузить его в свой автомобиль и отвезти в Шривпорт.

Амалия сказала, — «Я сожалею, Сьюки».

«По крайней мере, ты помешала ему сломать мою шею», — сказала я, пытаясь по-философски отнестись к этому.

«У нас все еще остается наша оригинальная проблема. Это не Дастин просматривал файлы, хотя я предполагаю, что это были Дастин и Линдси, входящие в офис ночью, и тем нарушили заклинание. Это осталось в памяти заклинания?»

«После того, как Грег рассказал мне свою историю, я поняла, что он не был таким уж хорошим колдуном. Линдси член семьи. Грег же поставил заклинание против посторонних людей», сказала Амалия. «А иногда вампиры регистрируются как пустота для сознания людей. В конце концов, они не живы. Я заставила свое заклинание 'замораживание' повлиять на определенного вампира».

«Кто еще может пройти через магические заклинания и причинить вред работе?»

«Нечувствительные к магии», — сказала она.

«Ха?»

«Есть люди, которые не могут быть затронуты волшебством», — сказала Амалия. «Они редки, но они существуют. Я встретила одного такого однажды»

«Как ты его определила? Они испускают специальную вибрацию или что?»

«Только очень опытные ведьмы могут обнаружить, что на них не подействует заклятие до того как потерпит неудачу», — произнесла Амалия. «Грег, вероятно, никогда не сталкивался с таким».

«Давай поедем, повидаемся Терри», — предложила я. «Он все равно не спит по ночам».

Лай собаки объявил о нашем прибытии к трейлеру Терри. Терри жил посреди трех акров леса. Терри нравилось быть одному большую часть времени, и все свои потребности в общении он удовлетворял работой в баре У Мерлотта.

«Это Энни», — сказала я, поскольку лай повысился в интенсивности. «Она — его половина».

«Жена? Или собака?»

«Собака. Определенно, Catahoula. Первый был сбит грузовиком, другой был отравлен, и еще один был укушен змеей».

«Черт возьми, это — большая неудача».

«Да, и мне кажется, что все это было не случайно. Возможно, кто-то хотел чтоб это случилось».

«А для чего Catahoulas?»

«Охота. Пасти стада. Только не спрашивай Терри про историю породы, я прошу тебя».

Дверь трейлера Терри открылась, и Энни начала изучать наш запах, чтобы узнать, друзья мы или враги. Она поприветствовала нас лаем, она узнала меня. Энни весила приблизительно пятьдесят фунтов, я предполагаю, что она была в отличной форме. Catahoulas не красивы, если Вы не любите породу. У Энни было несколько оттенков коричневого и красного, и одно плечо было однотонным, в то время как ее лапы были другого цвета, хотя вся ее задняя половина была покрыта пятнами.

«Сьюки, ты приехала, чтобы выбрать щенка?» Терри обрадовался. «Энни, позволь им войти». Энни покорно замолчала, не спуская с нас глаз, поскольку мы начали приближаться к трейлеру.

«Я приехала, чтобы посмотреть», — сказала я. «Я привезла мою подругу Амалию. Она любит собак».

Амалия мысленно хотела ударить меня по голове, потому что она была определенно любительницей котов.

Щенки Энни и сама Энни превратили маленький трейлер в собачью площадку, хотя запах не был действительно неприятен. Сама Энни оставалась бдительной, в то время как мы рассматривали трех ее щенков. Израненные руки Терри были нежны, поскольку он обращался с собаками. Энни погуляла с несколькими кобелями на своей внеплановой вязке, и щенки были разнообразны. Они были восхитительны. Но они очень отличались друг от друга. Я подняла комочек короткого красноватого меха с белой мордой, и почувствовала как он зашевелился и засопел мне в пальцы. Ну и дела, это было здорово.

«Терри», — сказала я, «Вы были взволнованы по поводу Энни?»

«Да», — сказал он. Так как он сам был не совсем нормален, Терри был очень терпим к причудам других людей. «Я размышлял о вещах, которые случились с моими собаками, и я начал задаваться вопросом, чем это могло быть вызвано.»

«Вы страхуете всех своих собак у Грега Обера?»

«Неа, Диану и Свободу застраховали другие. И смотри, что случилось с ними? Я решил поискать другое агентство, и все говорят, что Грег — самый удачливый сукин сын в Округе».

Щенок начал кусать мои пальцы. Ай. Амалия осматривалась в темном трейлере. Здесь было достаточно чисто, но отношение к мебели у Терри было сугубо утилитарным.

«Ты не приходил посмотреть файлы Грега Обера?»

«Нет, зачем мне это?»

Я не могла придумать правдивой истории. К счастью, Терри не казался заинтересованным тем, почему я хотела это знать.

«Сьюки», — сказал он, — «если кто-то в баре думает о моих собаках, знает что-нибудь о них, ты скажешь мне?»

Терри знал обо мне. Это была одна из тех тайн сообщества, которые все знают, но никто никогда не обсуждает. Пока они не нуждаются во мне.

«Да, Терри, я скажу». Это было обещание, и я пожала его руку. Неохотно, я вернула щенка обратно, и Энни обнюхала его с тревогой, чтобы удостовериться, что с ним все в порядке.

Вскоре мы уехали, так ничего нового и не узнав.

«Так, что мы имеем?» — спросила Амалия, — «мы знаем, что семья этого не делала, вампир тут ни при чем и Терри, единственный подозрительный человек на сцене, не делал этого. Где нам искать еще?»

«У тебя разве нет какого-нибудь заклинания, которое дало бы нам подсказку?» — спросила я.

Я изобразила как мы бросаем волшебную пыль на файлы, чтобы показались отпечатки пальцев.

«Гм. Нет».

«Тогда давай обсудим весь наш пройденный путь за сегодня. Как это делают в криминальных романах. Они только тем и занимаются, что болтают об этом».

«Я в игре! "

Мы возвратились в дом и сидели напротив друг друга за кухонным столом. Амалия навела чашку чая для себя, в то время как я взяла кока-колу без кофеина.

Я сказала, «Грег боится, что кто-то проверяет его файлы на работе. Мы решили что это делает кто-то, кто приходит в его офис. Это были его дочь со своим другом. Таким образом, у нас остались с файлы. Теперь, кто интересовался бы клиентами Грега?»

«Всегда есть шанс, что какой-нибудь клиент думает, что Грег выплатил не достаточно по его требованию, или возможно думает, что Грег обманывает своих клиентов» — Амалия отхлебнула своего чая.

«Но почему просматривали файлы? Почему бы просто не принести жалобу в правление агентов государственного страхования?»

«Хорошо. Тогда есть… единственный другой ответ — другой страховой агент. Кто-то, кто задается вопросом, почему у всех, застрахованных Грегом, такая феноменальная удача. Кто-то, кто полагает, что это — не действие лапок тех дрянных, синтетических кроликов».

Это было настолько просто, когда Вы думаете об этом, когда Вы убираете все умственные преграды и разгребаете все завалы. Я была уверена, что преступник должен был быть кем-то в том же самом бизнесе.

Я была уверена, что я знаю трех другие страховых агентов в Бон Темсе, но я проверила телефонную книгу, чтобы убедиться.

«Я предлагаю, чтобы мы пошли от агента к агенту, начиная с местных», — сказала Амалия.

«Я относительный новичок в городе, таким образом, я могу сказать им, что я хочу что-нибудь застраховать».

«Я буду ходить с тобой и слушать их».

«Во время беседы я затрону вопрос об Агентстве Обера, таким образом, они будут думать о правильных вещах».

Амалия когда-то замучила меня расспросами и теперь прекрасно понимала как работает моя телепатия.

Я кивнула.

«Начнем завтра утром».

Мы заснули той ночью с приятным чувством ожидания. План был красив. Следующий день начался совсем не так как мы запланировали. С одной стороны, погода решила преподнести сюрприз. Похолодало. Лил проливной дождь. Я убрала свои шорты и футболки, к сожалению, зная, что я не буду носить их в течение нескольких месяцев.

Первого агента, Диану Порчиу, охранял кроткий клерк. Алма Дин рухнула под нашим натиском, когда мы настояли на том, чтобы увидеть страхового агента. Амалия, с ее яркой улыбкой и великолепными зубами, просто сияла Алме Дин, пока она не позвала Диану из ее кабинета. Агент средних лет, коренастая женщина в зеленом женском брючном костюме, вышла, чтобы пожать наши руки.

Я сказала, — «Я вожу свою подругу Амалию ко всем агентам в городе, начиная с Грега Обера». Я слушала очень внимательно ее мысли, чтобы найти хоть что-то, но все что я получила в результате — это была профессиональная гордость… и намек отчаяния. Диана Порчиа боялась числа требований, которые она обработала в последнее время. Это число было непозволительно большим. Все, о чем она думала, касалось только ее бизнеса. Амалия послала мне направленную мысль. Диана Порчиа не являлась нечувствительной к магии.

«Грег Обер хотел бы знать, кто вломился в его офис ночью», — сказала Амалия.

«К нам тоже», — сказала Диана, искренне удивившись. «Но ничего не было взято». Она собралась и вернулась непосредственно к своей работе. «Наши предложения по страхованию очень конкурентоспособны по сравнению с тем, что Грег может предложить Вам. Посмотрите на весь спектр предложений, которые мы можем предоставить, и я думаю, что Вы согласитесь».

Вскоре после этого наши головы заполнились числами, мы направились к Бейли Смиту. Бейли был одноклассником моего брата Джейсона, и нам пришлось задержаться у него гораздо дольше, чтобы пообщаться, а заодно узнать то, что нам было нужно. Вежливые взаимные вопросы о наших общих знакомых — «Что он или она делает теперь?»

Но результат был тем же. Единственное беспокойство Бейли было вызвано присутствием Амалии, уговаривая ее выпить где-нибудь по бокалу вина, он думал о том, чтобы об этом не узнала его жена.

У него тоже был взломан офис. В его случае было разбито окно. Но ничто не было взято. И я услышала в его мыслях, что его бизнес ухудшался. Летел вниз.

С Джоном Робертом Бриско у нас возникла другая проблема. Он не хотел видеть нас. Его клерк, Салли Ланди, походила на ангела с пылающим мечом, охраняющим вход в его частный офис. Мы получили свой шанс, когда пришел клиент, маленькая увядающая женщина, попавшая в аварию месяц назад. Она сказала, — «Я не знаю, как это могло быть, но в ту минуту, когда я подписала контракт с Джоном Робертом, я попала в аварию. Месяц уже прошел, я хочу получить другой».

«Проходите пожалуйста, госпожа Хэнсон». Салли посмотрела на нас недовольно, поскольку она повела маленькую женщину во внутренний кабинет. Не прошло и минуты как они ушли, а Амалия уже рылась в документах на столе, к моему удивлению и тревоге.

Салли возвратилась к своему столу, Амалия и я попрощались с ней. Я сказала, — «Мы возвратимся позже. Прямо сейчас у нас есть другие дела».

«Это все были требования о выплатах», — сказала Амалия, когда мы вышли за дверь. «Каждое из них». Дождь, наконец, прекратился, и она убрала зонтик.

«Что в этом не так. Дела Джона Роберта были еще хуже, чем у Дианы или у Бейли».

Мы уставились друг на друга. Наконец, я озвучила, то о чем мы обе думали.

«Грег нарушил баланс, требуя больше, чем его простая акция удачи?»

«Я никогда не слышала о таком», — сказала Амалия. Но мы полагали, что Грег невольно опрокинул космическую тележку с яблоками.

«Не было никаких требований к другим агентствам», — сказала Амалия. «Это получено, только для Джона Роберта или его клерка. Я не успела все проверить наверняка».

«Они пойдут с минуты на минуту на обед», — сказала я, мельком взглянув на часы. «Вероятно, Салли тоже уйдет. Я пойду на парковку и попытаюсь задержать их. Ты будешь близко?»

«Будет лучше, если я приготовлю одно из моих заклинаний», — сказала она. Она бросилась к автомобилю и отперла его, вытаскивая свой кошелек. Я поспешила к стоянке, которая находилась позади дома, окруженная миртовыми деревьями.

Мне удалось поймать Джона Роберта, когда он выходил из офиса, чтобы пойти обедать. Его автомобиль был грязен. Его одежда была в беспорядке. Он осунулся и был неопрятен. Я знала его в лицо, но мы никогда не разговаривали.

«Господин Бриско», — сказала я, и его голова дернулась. Он казался смущенным. Вдруг его лицо прояснилось, и он попытался улыбнуться.

«Сьюки Стокхаус, правильно? Вы были еще девочкой, когда я Вас видел в последний раз».

«Я предполагаю, что Вы не ходите в бар Мерлотта».

«Нет, я всегда спешу домой к жене и детям по вечерам», — сказал он. «У них много забот».

«Вы недавно не приходили в офис Грега Обера?» — спросила я, пытаясь казаться милой.

Он уставился на меня и долго рассматривал. «Нет, зачем мне это?»

Я легко читала его мысли, он абсолютно не знал, о чем я говорила. Но вдруг вышла Салли Ланди, у нее просто пар повалил из ушей при виде меня, говорившей с ее боссом, когда она приложила все усилия, чтобы оградить его.

«Салли», — сказал Джон Роберт, повернувшись к своей помощнице, — «эта молодая женщина хочет знать, был ли я в офисе Грега в последнее время».

«Держу пари, что это она сама все делает», — сказала Салли, и даже Джон Роберт вздрогнул и закрыл глаза, услышав яд в ее голосе.

И я получила сигнал из мозга, сигнал, которого, я ждала.

«Это — Вы», — сказала я. «Это сделали Вы, госпожа Ланди. Для чего Вы делаете это?» Если бы я не знала, что у меня была Амалия в засаде, я бы испугалась.

«Для чего я делаю это?» — она визжала. «У Вас есть злость, нервы… права, чтобы спросить меня об этом?»

Джон Роберт, возможно, не так испугался, если бы у нее вдруг выросли рожки.

«Салли», — сказал он, с тревогой. «Салли, возможно вам нужно присесть».

«Вы не можете видеть это!» — вопила она. «Вы не можете видеть это. Тот Грег Обер, он имеет дело с дьяволом! Диана и Бейли с нами в одной лодке, которая идет ко дну! Вы знаете, с каким количеством требований он столкнулся на прошлой неделе? Три! Вы знаете, сколько новых контрактов заключил? Тридцать!»

Джон Роберт был ошеломлен, когда услышал числа. Он медленно пришел в себя, чтобы сказать, — «Салли, мы не можем выдвигать такие дикие обвинения против Грега. Он — прекрасный человек. Он никогда не был бы…»

Но Грег, тем не менее, был.

Салли решила, что это прекрасный момент, чтобы пнуть меня в голень, и я обрадовалась, что надела джинсы вместо шорт в тот день. Хорошо, сейчас самое подходящее время, Амалия, подумала я. Я увидела, как Джон Роберт обхватил руками вопящую Салли, пытаясь ее удержать, а Салли вопила во все горло, не стесняясь в выражениях о Греге Обере и той суке Мардж, которая работала на него. У нее много чего накопилось, чтобы сказать о Мардж. Никакой любовью там и не пахло.

К тому времени я пыталась держаться от Салли на расстоянии вытянутой руки, и я была уверена, что мои ноги будут в синяках на следующий день.

Наконец, появилась Амалия, тяжело дыша и очень расстроенная.

«Жаль», — она задыхалась, «Вы не поверите, но моя нога застряла между автокреслом и порогом, я упала, и мои ключи улетели под автомобиль… так или иначе, Congelo!»

Нога Салли остановилась в попытке пнуть меня еще раз, таким образом, она балансировала на одной ноге. Грег воздел обе руки в жесте отчаяния. Я коснулся его руки, и почувствовала, что он стал таким же твердым, как замороженный вампир прошлой ночью. По крайней мере он не держал меня.

«Что теперь?» — спросила я.

«Я думала, ты знаешь!» — сказала она. «Мы должны прочитать их мысли о Греге и его удаче!»

«Проблема, я думаю, в том, что Грег израсходовал всю удачу, находящуюся вокруг», — сказала я «Уже начались проблемы, вспомни твой выход из машины сейчас». Она выглядела очень задумчивой.

«Да, мы должны поговорить с Грегом», — сказала она. «Но сначала, мы должны исправить эту ситуацию». Протягивая правую руку к двум замороженным людям, она сказала, — «х-amicus, включая Грега Обера».

Они не выглядели больше любезными, но возможно изменение происходило в их сердцах.

«Regelo», — сказала Амалия, и нога Салли медленно и тяжело опустилась. Женщина покачнулась немного, и я поймала ее. «Чуть — чуть подождите, мисс Салли», — сказала я, надеясь, что она не будет пинать меня снова. «Вы немного потеряли равновесие».

Она смотрела на меня удивленно. «Что Вы делаете здесь?»

Хороший вопрос.

«Амалия и я только что нашли эту стоянку по пути в Макдональдс», — сказала я, указав на золотые арки на противоположной стороне улицы.

«Мы не знали, что здесь есть стоянка, очень много высоких кустов вокруг, которые загораживают ее. Мы вернемся к нашему автомобилю, который оставили перед входом в ваш офис и поставим его на эту стоянку».

«Очень хорошо», — сказал Джон Роберт. «В этом случае, нам не пришлось бы волноваться, что что-нибудь случится с вашим автомобилем».

Он снова выглядел мрачным. «Что-то, несомненно, помогает ему. Возможно, я просто схожу к Грегу Оберу и спрошу его о моей черной полосе неудач».

«Обязательно сделайте это», — сказала я. «Грег был бы рад поговорить с Вами. Он даст Вам много своих удачливых кроличьих лапок, держу пари».

«Да. Уверена, что Грег хороший человек», — согласилась Салли Ланди.

Она поворачивалась, чтобы вернуться в офис, немного ошеломленная, но вполне пришедшая в себя.

Амалия и я поехали к офису Грега. Мы обе всю дорогу раздумывали обо всем произошедшем.

Грег был в кабинете, и мы шлепнулись на стулья напротив его стола.

«Грег, Вы должны прекратить так использовать магию», — сказала я, и объяснила почему.

Грег выглядел напуганным и сердитым.

«Но я — лучший агент в Луизиане. У меня просто невероятная отчетность».

«Я не могу заставить Вас изменить что-нибудь, но Вы по неопытности захватили всю удачу в Округе», — сказала я. «Вы должны выпустить часть этого и для других парней. Диана и Бейли несут так много потерь, что начинают задумываться о происходящем в их бизнесе. Джон Роберт Бриско на грани самоубийства». Чтобы Грег понял сложившуюся ситуацию, мы все подробно объяснили ему, он был испуган.

«Я изменю свои заклинания», — сказал он. «Я возьму часть неудачи. Я только надеюсь, что израсходовал не все». Он все еще выглядел несчастным, но он знал, что надо делать. «А люди в офисе ночью?» — спросил Грег кротко.

«Не волнуйтесь об этом», — сказала я. «Мы позаботились об этом». По крайней мере, я надеялась на это. Потому что Билл взял молодого вампира в Шривпорт, чтобы показать его Эрику, правда это не означало, что он не захочет вернуться обратно. Но, возможно, пара найдет себе другое место, для своих взаимных исследований.

«Спасибо», — сказал Грег, пожимая наши руки. Фактически, Грег хотел выписать нам чек, это была хорошая идея, хотя мы уверили его, что это не было необходимо. Амалия выглядела гордой и счастливой. Я чувствовала себя очень довольной. Мы спасли мир, и вокруг стало лучше благодаря нам.

«Мы были прекрасными исследователями», — сказала я, когда мы направились, наконец, домой.

«Конечно», — сказала Амалия. «Мы были не просто хороши. Мы были удачливы.»

КОНЕЦ


Источник: http://lib.rus.ec/b/243292/read


Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Как сделать так чтобы парень понял что может потерять меня

Читать далее: